23:09 

TYL!Юни х TYL!Блюбелл

Червелло
TYL!Юни - Сиреневый суслик с пропеллером
TYL!Блюбелл - Lost Colors

Ситуация: Бьякуран пришел к власти и устроил убиение человеческой рассы путем Великого Потопа. Персонаж Д и Е - единственные выжившие. Найти способ восстановить расу.

@темы: Блубелл, I круг, Уни, не выполнено

URL
Комментарии
2010-05-13 в 23:13 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Ты это о чем? - Блюбелл пораженно выдыхает. - Ты хочешь Бьякурана... того? В воду?
Нет, с ней определенно что-то не так. Совсем с ума сошла.
Она уже готова сказать решительное "нет", но потом ещё раз вспоминает про себя: забрать их. Закуро и Кикё, - и дает себе звонкую пощечину. Это отрезвляет.
- А мы его дотащим? - уже деловито интересуется она. - И чему это тебя мама учила в детстве?

2010-05-13 в 23:22 

Death is only the end if you assume the story is about you
- А мы его дотащим?
- Уж как-нибудь дотащим, - отвечает Юни, скидывая тяжелую шапку и плащ. Начинает деловито обматывать ладони двумя тонкими платками, чтобы было удобнее тащить. И замирает, услышав следующий вопрос
- Я маму почти не видела, - ровно сообщает Юни, потуже затягивая платки, - надо его только до окна дотащить и перекинуть. Силенок, надеюсь, у нс хватит. Пошли.

2010-05-13 в 23:30 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл снисходительно смотрит на Юни, заматывающую ладони.
Вот уж правда - принцесса. Попробовала бы она так поработать, как работали в свое время мы...
- Идем, - она легко закидывает тяжелую лампу на плечо. Кокетство и капризы разом пропали, стоило появиться работе. - Кстати, я тоже маму почти не видела, - добавляет Блюбелл тихо и, смутившись собственной откровенности, выходит из комнаты.
Шнур, который предназначался для шеи Бьякурана, Блюбелл привязывает к его ноге и дергает, проверяя, крепко ли держится.

2010-05-14 в 16:18 

Death is only the end if you assume the story is about you
Им повезло: коридор, где сейчас они находились, располагался у борта, а не в глубине судна, и окно совсем рядом, буквально в паре шагов. Поэтому задача их существенно облегчилась.
Юни неуклюже стягивает покрывали с Бьякурана и смотрит в его неподвижное лицо. Был ты великим, а теперь смешаешься с водичкой... Она протягивает руку и закрывает мертвые глаза. Прикасаться к ледяной коже очень неприятно, но она терпит и не отдергивает руку сразу. Все-таки мертвецов, пусть и порядочных сволочей в жизни, нужно уважать.
- Ты будешь читать молитвы? - она смотрит в окно, не на Блюбелл - сейчас не хочется видеть никого.Разве что... - Или проводить еще какие-либо погребальные обряды?

2010-05-14 в 16:29 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Не обманывайся тем, что мы когда-то назывались Похоронными Венками, - мотает головой Блюбелл и насильно поворачивает Юни лицом к себе. - Это уж скорее по твоей части, святоша ты наша.
Да, так и надо. Я поступаю правильно.
Блюбелл криво улыбается мертвому Бьякурану и неосознанно касается своей груди напротив шрама. Единственный подарок на память.
- Спасибо, - шепчет она. - За то, что ты вытащил меня оттуда, спасибо, - и, будто опомнившись, снова грубо обращается к Юни. - Молись, или потащили его уже.

2010-05-14 в 16:43 

Death is only the end if you assume the story is about you
Она усмехается и мягко отталкивает руки Блюбелл от себя. Не надо. Меня. Сейчас. Трогать. Она легко проводит рукой по левой щеке, по метке, будто стирая невидимую паутинку. Вдыхает горячий, сухой воздух помещения.
- Мне бог не нужен. Да и ему, - она чуть касается ногой трупа, - тоже.
Они подхватывают тяжелое тело на руки. Оно провисает, тянет вниз, ускользает из рук. Будто хочет сделать напоследок еще одну пакость. В окно его приходится буквально выталкивать. Когда остается перекинуть только ноги, Юни прекращает работу.
- Теперь вяжи груз крепче, Блюбелл. Мы же не хотим, чтобы он ненароком вернулся к нам из глубины, а?

2010-05-14 в 18:14 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл послушно затягивает узлы на лампе. Тонкий шнур больно врезается в ладони, но Блюбелл лишь тихонько пыхтит от усердия. А ещё ей почему-то жалко лампу, красивая она все-таки.
- Все, держится, - она заносит груз над водой и кивает. - Давай.
С негромким бульканьем лампа утягивает Бьякурана на дно, а Блюбелл как-то завороженно за этим наблюдает. Странно это все, очень странно.
- Так и умирают боги, да?
Мысленно она желает рыбам приятного аппетита.

2010-05-14 в 19:08 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Боги умирают, когда в них перестают верить. Они существовать-то без веры не могут, они из нее и состоят.
Юни тоже наблюдает за погружение тела. Вот белые волосы разметались по воде, как мягкие водоросли, вот лампа медленно, но с каким-то злым упорством тянет его вниз. И вот белое пятно совсем пропало из виду, и вода успокоилась. Тишинааа. Первая пометка в истории нового мира: бога убили. Пришли к власти принцесса и русалочка. Что-то из этого да выйдет.

2010-05-14 в 19:30 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Из тебя бы получился хороший философ.
Блюбелл отходит от окна, чувствуя, что её немного подташнивает. Не то от страха, не то от радости. Скорее всего, и от того, и от другого.
Акулы получат свой обед, а я получу что-нибудь другое. Вот только что?
- Теперь мы можем приступить к выполнению твоего гениального плана как-его-там?

2010-05-14 в 19:39 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Из тебя бы получился хороший философ.
- Все у нас еще впереди, - отвечает Юни, потягиваясь. Кости похрустывали. Хорошо-о.
- Теперь мы можем приступить к выполнению твоего гениального плана как-его-там?
Она окинула скептическим взглядом Блюбелл. Да уж. Лихорадочно блестящие глаза, почти белое лицо, чуть трясущиеся руки, спутанные волосы. Не девочка, а призрак.
- Для начала нужно проспаться и привести себя в порядок. Мы же своим полубезумным видом приведем несчастных людей в ужас.

2010-05-14 в 20:54 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Для начала нужно проспаться и привести себя в порядок. Мы же своим полубезумным видом приведем несчастных людей в ужас.
Блюбелл слышит это и едва не взрывается от злости. Пружина ожидания, сжимающаяся внутри, резко выпрямляется, опустошая.
- Да что ты такое говоришь? - она почти кричит. - Я не хочу спать, совсем не хочу. Если тебе это так надо...
Блюбелл презрительно хмыкает и дергает плечиком.
Принцесса, тоже мне...
- Слабачка, - шипит она зло.

2010-05-14 в 21:26 

Death is only the end if you assume the story is about you
- А ты - просто маленький капризный ребенок, благодаря обществу забитый комплексами по самое нехочу, - Юни сердится. Несильно, так, не до озлобления, - и да прости мне вполне уместный каламбур, мы с тобой теперь в одной лодке. Так что, милая Блюбелл, придется тебе смириться. Ну или можешь попробовать меня убить, в конце-концов.
Она широко-широко улыбается и складывает руки на груди. Голубые глаза чуть потемнели и внимательно следят за каждым движением Блюбелл. Ну давай, бросься еще на меня.

2010-05-14 в 21:36 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Да что ты обо мне знаешь!
Вспыхнув от злости, Блюбелл бросается на Юни, валит её на пол. Сжимает пальцами горло, но не настолько сильно, чтобы задушить. Если бы она хотела убить, то могла бы воспользоваться кольцом и коробочкой, но убивать Блюбелл не хочет, ведь это приведет к полному одиночеству. Просто... поколотить.
- Ребенок здесь только ты, неженка-принцесса.
Блюбелл сдавливает шею и дрожит от того, насколько это прекрасно. Уж очень давно она мечтала так сделать, но страх перед Бьякураном останавливал. А теперь прекрасная шейка Юни была в ей полном распоряжении. Другое дело, что Бьякурана, основной причины задушить Юни, не было тоже.
- Так что никогда так не говори, никогда!
Злость стихает, и Блюбелл разжимает пальцы. Снова становится тихо. Болезненно тихо.

2010-05-14 в 21:55 

Death is only the end if you assume the story is about you
Странно, но это почти и не больно. Видно, пальцы Блюбелл уже отвыкли от подобной работы и немного ослабли. Юни даже не задыхается. Она ждет конца истерики, чувствуя, как внутри поднимается темная волна. И как только хватка крепких девичьих пальцев ослабла, Юни подается вперед и хватает Блюбелл за волосы. Пребольно дергает и основательно прикладывает головой об пол. Отталкивает подальше от себя и вскакивает на ноги. Кольцо Неба в нагрудном кармане раскаляется, это чувствуется даже сквозь одежду, и соска начинает светиться. Ее переполняет радостная ярость, не присущая Небу. Хотя какие теперь к чертям правила? Кто будет следить за их исполнением? Мир изменился - и нам пора. Она надевает кольцо, сжимает руку в кулак и радостно смеется. Сойдем с ума вместе?

2010-05-14 в 22:04 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
От удара об пол перед глазами сверкают звезды, а потом все как-то темнеет. Блюбелл думает, что это обморок, и пугается - сейчас никак нельзя падать в обморок, а то вдруг это психованное Небо ещё что-нибудь выкинет. С трудом Блюбелл приподнимается на локтях, мир плывет перед глазами.
- Что-нибудь холодное дай, - тянет она почти по слогам. - И воды.
Немного думает (это удается с трудом) и добавляет:
- Пожалуйста.
Так страшно ей не было уже давно.

2010-05-14 в 22:13 

Death is only the end if you assume the story is about you
- За окном целое море воды. Могу окунуть, - беззлобно отзывается Юни, сразу же успокаиваясь.
Опускает руки и уже в который раз за день идет в комнату. Здесь точно что-то должно быть. Ага, небольшой холодильник, в котором обнаруживаются две бутылки простой воды. Юни берет в каждую руку по одной и возвращается к Блюбелл.
- Вот, милая Блюбелл, одну приложи к голове, а из второй пей, - и протягивает бутылки, тепло улыбаясь - будто ничего и не случилось.

2010-05-14 в 22:24 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл смотрит тоскливо-мрачно, зрение до сих пор какое-то мутное, и это её ужасно нервирует, потому что напоминает о прошлых слабостях. С бутылками она разбирается просто: открывает обе и без колебания выливает воду себе на голову. Сразу становится так хорошо, так... правильно, что Блюбелл пофыркивает от удовольствия. Если бы у неё были ласты, то они совершенно точно радостно хлопали бы. Но ласт у неё сейчас нет, а есть незавершенный конфликт. Поэтому Блюбелл уже спокойно улыбается Юни:
- Спасибо. И не делай так больше, а то голова и без этого болит, - на этом её добродушие заканчивается и сменяется обычным, капризным и сварливым, темпераментом. - Кажется, общение с Бьякураном не пошло тебе на пользу - на людей уже кидаешься. А ещё называешь себя принцессой!

2010-05-14 в 22:32 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Я никогда не просила себя так называть, - пожимает плечами Юни, - это у них как-то само прилипло. А инстинкт самосохранения - самый древнейший и неконтролируемый, так что уж не обессудь.
После холодного душа Блюбелл весь пол мокрый и скользкий, но Юни решает проблему просто: подтягивает "погребальное" покрывало и вытирает пол, чтобы нечаянно не сломать шею. Затем делает шаг к окну, выжимает тряпку в море и вешает сушиться на окно. Хорошо.

2010-05-14 в 22:51 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Фи, какие мы нежные.
Блюбелл любит воду и, по правде говоря, не отказалась бы поплавать там, за окном, но слишком свежи воспоминания о Бьякуране, ушедшем на дно, и она решается. Суеверный ужас мешает.
- Что ты там говорила насчет проспаться? Сейчас эта идея кажется мне замечательной.
Не утруждая себя поисками постели, Блюбелл сворачивается в клубочек прямо на полу. Длинные волосы вполне успешно вполняют функцуию покрывала, а подушка ей никогда особо нужна не была.
Слишком много случилось за последний час, слишком много. Блюбелл впервые чувствует себя настолько уставшей. Хотя, возможно, это просто последствия удара головой.

2010-05-14 в 22:59 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Ты будешь спать как собачка, на коврике? Хоть в кресло переместись.
Ей надоело ходить туда-сюда. Она опускается в столь полюбившееся ей кресло, укрывается своим белым плащом и улыбается. Может быть, завтра она увидит тех, по кому так скучает. Пусть они и не узнают в ней ту самую Юни, но...какая разница?
Она опирается руками о подлокотник и опускает на них голову. Безумный день, счастливый день.

2010-05-14 в 23:19 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Сама ты собачка, - бубнит Блюбелл сквозь полудрему и вскоре засыпает окончательно.
Пол - не самая лучшая подстилка, но для неё это не страшно. Строгие белые простыни намного страшнее, Блюбелл это хорошо знает. Эти простыни порой являются к ней во снах.
Так и сейчас: она открывает глаза и видит себя, прикованной к постели. Тихо пищит датчик на стене, от него к руке тянется тонкий полупрозрачный катетер. Блюбелл пытается пошевелить ногами, но они не слушаются. Опять, черт возьми, опять. Сердце вздрагивает, и датчик реагирует на это сердитым писком. Он будто говорит: "зачем ты дергаешься, девочка? Все равно умрешь, рано или поздно".
Блюбелл не хочет умирать.
И вдруг с невероятной четкостью осознает, что сейчас дверь откроется и кто-то войдет. Кто-то очень важный, он способен изменить все, спасти её из этого белого ада...
Дверь открывается и входит Бьякуран. Конечно, она ещё не знает, что это Бьякуран, для неё это просто незнакомец, которого плохо видно, потому что зрение за последний месяц ухудшилось в разы. Он шевелит губами - Блюбелл изо всех сил старается расслышать.
- ...разочаровала меня.
Ноги немеют. Странно, вроде они ничего не должны чувствовать?
- ...хотел забрать, но... плохая девочка...
Блюбелл пытается возразить, сказать, что она не плохая. Пообещать что угодно, лишь бы выбраться отсюда.
- Ты убила меня.

Она просыпается от собственного крика. Несколько минут тупо смотрит в стену, а потом, понемногу приходя в себя, стирает пот со лба и вытирает липкие ладошки о плащ.
Сон, просто сон.

2010-05-15 в 12:24 

Death is only the end if you assume the story is about you
Юни не спит. Просто не хочет, да и не сможет заснуть - слишком уж день был странный, все слишком изменилось за какие-то жалких несколько часов. Но мы сами этого хотели. Хотя...мы? Она поворачивает голову и смотрит в коридор, на Блюбелл. Похоже, той снится кошмар: она мечется по полу, царапает его длинными ноготками и тихо постанывает. Юни знает: кошмары - это плохо. Поэтому она встает, не обращая внимания на тут же занывшие о пощаде мышцы, идет к холодильнику и берет еще одну бутылку воды. Она догадывалась, что просто так будить Блюбелл бесполезно. Поэтому придется прибегнуть к радикальным методам. Юни подходит к девочке и открывает бутылку, правда, с некоторым усилием.
Но тут Блюбелл с криком просыпается. Душ отменяется. Юни ждет, когда девочка немного придет в себя, а затем протягивает открытую бутылку.
- На этот раз все же просто выпей.

2010-05-16 в 01:31 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл глотает воду жадно, силясь утолить жжение в груди. Когда вода кончается, она ещё долго смотрит на пустую бутылку с обидой и разочарованием, будто та её предала.
- Если такое будет снится каждую ночь, то лучше я не буду спать, - выговаривает она. - Это его месть, как думаешь?
С некоторым страхом Блюбелл шевелит ногами. Немногие знают, какое это волшебное чувство - ощущать, что твое тело тебя слушается целиком и полностью, но Блюбелл это доступно. Более того, хорошо знакомо.

2010-05-19 в 17:18 

Death is only the end if you assume the story is about you
Юни чуть поводит плечами, переступает с ноги на ногу, будто ей холодно.
- Да нет. Мертвым на живых начхать. Только если уж сильно напакостить им.
Девочка протягивает Блюбелл руку, чтобы помочь встать. Да уж, сон не особо-то помог той: иссиня-бледное лицо, блестящие нездоровым блеском глаза. Красота неописуемая.
- А спать надо. Иначе умрешь. А умрешь - то-то Бьякуран порадуется.

2010-05-19 в 17:31 

tindolini
Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- Да нет. Мертвым на живых начхать. Только если уж сильно напакостить им.
- Значит, Бьякурану не начхать, - хмурится Блюбелл.
Игнорируя протянутую руку, Блюбелл поднимается сама и долгим недовольным взглядом оценивает отражение в зеркале, висящем на стене. Действительно, бывали и лучшие времена. Недолго, правда, но все равно запускать себя до такого состояния она не позволяла себе и в бесконечно тягучие годы болезни.
- А спать надо. Иначе умрешь. А умрешь - то-то Бьякуран порадуется.
- Я не верю в жизнь после смерти, - она лижет пальцы и приглаживает растрепанную челку. Это не особо помогает. - Здесь есть расческа?

2010-05-21 в 19:40 

Death is only the end if you assume the story is about you
Юни разводит руками:
- У меня в ней необходимости не было никогда.
Она чуть склоняет голову и улыбается.
- Но мы можем пойти на кухню и поискать там вилку. Все же лучше, чем растрепанной ходить, да?
Вот так и будем выживать.

2010-05-21 в 20:06 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
Блюбелл искренне оскорбляется на предложение использовать вилку вместо расчески.
- Если ты можешь так причесываться, то я нет, - она хлюпает носом и, не заботясь об эстетике, вытирает лицо ближайшей простыней. - Меня вообще всегда Кикё причесывал, нравилось ему это.
Судорожно вздохнув, Блюбелл нервно хрустит пальцами. Обычно ей этот звук не нравится, но сейчас это кажется единственным способом успокоиться.
- Я больше не могу сидеть здесь. Когда вокруг море, а воздух... душный.

2010-05-21 в 20:25 

Death is only the end if you assume the story is about you
Ей все же немного жаль Блюбелл. Особенно сейчас, когда она вся такая взъерошенная и почти белая, как простыня. Хочется протянуть руку и погладить по голове, успокаивая. Но Юи этого не сделает - Блюбелл слишком горда и слишком не любит ее, чтобы принять ласку.
- Меня вообще всегда Кикё причесывал, нравилось ему это.
- Хочешь, мы поищем расческу у Бьякурана и я причешу тебя, - тихо смеется Юни. Затем вспоминает кое-что и мрачнеет. И спрашивает у Блюбелл:
- Ты была под водой после потопа? Ты видела...города?
Что от них осталось?
Разрушенные дома, пустые улицы, поломанные деревья и белые кости? А может, и нет уже ничего? Может, поток сразу снес все, превратив в жалкие обломки? Может, Блюбелл знает. А хочет ли это знать Юни?

2010-05-21 в 20:37 

Вуайеризм Изабель был утонченного рода: она предпочитала наблюдать за наблюдателями.
- У Бьякурана точно должна быть расческа.
Блюбелл фыркает и сразу же замолкает, будто прислушиваясь к собственным воспоминаниям. Она была, она помнит.
- Один раз. Когда пошла огромная волна, я нырнула и меня несло, несло, несло... Только изредка замечала очередной ломающийся небоскреб или людей, которых кувыркало рядом. Весело было очень. Спустя час я вынырнула, - она переводит дыхание, продолжать говорить мешает непонятный ей самой ком в горле, но Блюбелл сглатывает и упорно продолжает, - и всё. Все уже были мертвые. И они тоже.
Блюбелл не уточняет, кто именно "они".
- Больше я не ныряла. Не смогла себя заставить.
А теперь я хочу все это забыть.

2010-05-21 в 20:48 

Death is only the end if you assume the story is about you
- Все мертвые, - повторяет Юни, - так я и думала.
Поздно нам плакать уже, поздно.
- Интересно, а что мы увидим, когда вода уйдет? - задумчиво тянет она, - кучу грязи и полуразложившихся трупов? Не самое лучшее зрелище, ты не находишь? Но пойдем, пойдем, нужно привести себя в божеский вид!
И Юни первой направилась к комнате Бьякурана.

   

Choice

главная